У правительственных «экспертов» нет понимания истинных причин увеличения срока выхода на пенсию

Процесс повышения пенсионного возраста нужно замораживать. У власти недостает компетенций, у правительственных «экспертов» — понимания истинных причин увеличения срока выхода на пенсию. До неминуемой беды — шаг.

Состоявшееся в прошлый четверг «пенсионное» совещание у премьера Медведева закончилось безрезультатно: посидели и разошлись. Кое у кого даже возникло подозрение, что никакого заседания не было. Мол, так не бывает: вопрос — важнейший, а информации — ноль, причем чиновники категорически отказываются давать любые комментарии. Но результат был: осознание тупика, в котором вновь оказались «радетели» о народном благе.

Обсуждали законопроект о повышении пенсионного возраста, который премьер поручил подготовить Минтруду. Документ сделали в срок, но вмешался ныне всесильный Минфин, давший понять, что со многими пунктами не согласен. А тут еще вмешалась новый социальный вице-премьер Татьяна Голикова, имеющая собственный взгляд на процедуру вычисления главного пенсионного показателя. Обсуждение скатывалось в гвалт, и одобрять оказалось нечего.

Правительство в этом деле — только первый этап. Дальше, если говорить упрощенно, выступила Администрация Президента, которой пенсионная кутерьма давно надоела: не можете определиться — не гоните лошадей, лишние социальные проблемы никому не нужны. К тому же думцы превентивно встали в стойку: вопрос — политический, сулящий дополнительные медийные и электоральные очки, а потому легкого прохождения законопроекта, да еще в весеннюю сессию, точно не будет. Следовательно, о повышении пенсионной планки уже со следующего года можно забыть.

На вершине российской властной пирамиды находится президент, который неоднократно высказывался в пользу повышения пенсионного возраста, но всегда подчеркивал, что делать это нужно взвешенно, а не наскоком, в угоду чьим-то субъективным соображениям. В конце концов, правительства приходят и уходят, но о провалах эпохи всегда вспоминают в привязке к фамилии первого лица. Да и эпоху эту еще доработать надо.

А тут еще благоприятная сырьевая конъюнктура и стабилизировавшийся курс рубля, а значит, дополнительные доходы бюджета. Напомню, что повышение пенсионного возраста задумывалось в первую очередь ради экономии бюджетных средств, как бы ни прикрывались заботой об увеличении пенсий разработчики пенсионного прожекта (собственно, лицемерие в том и состоит, что зло прикрывается добродетелью). Нынче резона подгонять процесс нет никакого.

В общем, если в правительстве заседают адекватные люди (а это, поверьте, так и есть), в ближайшее время тема повышения пенсионного возраста должна быть отложена, информационная поляна, где догадки и инсайды достигли, кажется, своего апогея, — расчищена, а «экспертам» — предложено еще раз «проработать вопрос». Или следует заменить не вполне адекватных консультантов на вменяемых.

На столе у представителей власти и специалистов — прежние вопросы.

1. «Бухгалтерский» подход при решении социальных задач — в корне порочен. Государство — не корпорация, где в трудные времена принято резать расходы, речь о людях, а не о прибыли. По этой логике, в середине нулевых, когда бюджет захлебывался от нефтедолларов, правительство должно было снизить возраст выхода на пенсию лет до 55 для мужчин и до 50 — для женщин. Денег много, прокормим…

Бред? А ставить финансовую устойчивость обязательного пенсионного страхования в зависимость не от величины и собираемости взносов, а от доходов бюджета, — не бред?

«Экспертные» шараханья по пенсионному дедлайну — из той же оперы. Минтруд, менее ориентированный на бюджетные параметры, «гуманнее»: 65 лет для мужчин и 60 — для женщин. Минфин же, как истинный бухгалтер, верен наставлениям своего кормчего: те же 65 лет для мужчин и 63 года — для женщин. При этом оба ведомства основываются на прикидках экономии от ПФР. Только качество эти прикидок сомнительно: в 2004 г. расходы бюджета на монетизацию льгот оценивались в 170 млрд рублей, а вышло в три раза больше.

Пенсионный возраст повышается исходя не из соображений экономии на пожилых, а по результатам медико-социального исследования, определяющего степень повышения трудоспособности населения без ущерба для здоровья. То, что люди нынче могут работать дольше когда-то отмеренных им «трудоспособных» лет, — бесспорно, но на сколько? Нужно выяснить и после спокойно повышать — серьезных возражений, уверен, не будет.

Источник

0

Автор публикации

не в сети 8 месяцев

admin

0
Комментарии: 0Публикации: 7149Регистрация: 01-12-2016