Режиссер Федор Невельский: «Кто не может угнаться за временем, вспоминает о традициях»

«Девушка, а вы любите пить водку?» — «Да, очень люблю». — «А в бога вы верите?» — «В Бога? Да, верю» — «А пойдемте ко мне домой вместе водку пить?». Бог мой, что было бы, если б бессмертный архив Хармса, после трагического ухода писателя в тюремной психушке в блокадном Ленинграде в 1942-м, был бы утрачен. Но на то он и бессмертный, этот архив, чтобы снова и снова разрывать привычные шаблоны сознания. Что и доказал немецкий театр «мостЫ» из Эрлангена, поставив короткую повесть Хармса «Старуха» на русском и немецком языках, хотя называется спектакль по-латыни — Anicula, старушка.

Спектакль Anicula.

— Это такая обаятельная дурь, что ее хочется пересматривать снова и снова, — метко выразилась одна моя, весьма строгая, коллега после просмотра.

Тут всё сошлось воедино: уже знаменитому театру «мостЫ» в этом году стукнуло 20 лет, а они решили хорошенько стукнуть и по зрителю, пригласив актеров из русского театра «Нюрнберг» для совместной (с режиссером Радиком Головковым) постановки «Старухи», которую — практически с колес, в свежайшем виде, без дополнительных раскачек и репетиций — показали на фестивале «Мир русского театра» в Берлине. Но уверен, теперь эта «Старуха» хитом пойдет по всей Европе и России-матушке. Фестивали за нее будут тельняшку на груди рвать.

Особой пикантности добавляет то, что играют непрофессиональные актеры («я дизайнер», «а я работаю на погрузчике», «я дальнобойщик», «я инженер»), короче, веселая компания, но класс игры такой, что иные академические театры позавидуют. Потому что всё шьется живой нитью. Хочется вылезти на сцену и самому вклиниться в эту заваруху, когда главный герой — сам Хармс (в начале стоящий посреди сцены совершенно голый) — впустил в комнату старуху, которая тут же померла от старости, а он весь спектакль думает — куда бы деть труп. И в итоге, как вы помните, кладет его в чемодан, садится в поезд, а чемодан крадут.

Спектакль изобилует аллегорическими отсылами к Родченко, к Малевичу, к русскому литературному наследию, но так все это озорно подано, что ты просто полтора часа сидишь в состоянии непрекращающегося восторга, аж страшно. И да, лейтмотив всего действа — многократный выход на авансцену мужика-бурлака, тянущего на лямке телегу, что намеком отсылает к трагическим фотографиям и хронике из блокадного Ленинграда, когда в мороз люди тянули санки с трупами… Однако, всяк в «Старухе» своё прочтет. А нас — об особенностях эмигрантского театра — просвещает известный режиссер и актер театра «мостЫ» Федор Невельский, фигура для театральной Европы уже легендарная.

Источник

0

Автор публикации

не в сети 6 месяцев

admin

0
Комментарии: 0Публикации: 7149Регистрация: 01-12-2016