Лидер московского паблик-арта открыла тульский молодёжный фестиваль проектом «Картограмма»

Кажется, этот двор давно заброшен. Полуразрушенная стена, будто пережившая осаду. Деревянные ящики. Хлам. Куча хлама. Так выглядит внутренний дворик Тульского историко-архитектурного музея (ТИАМа) в обычные дни. Но в минувшие выходные туда нагрянули люди — с кислотными волосами и ирокезами, в рваных джинсах, и со значками в стиле «вырви глаз». Если бы «Вудсток» начинался в 2018-м в тульском дворике, он бы выглядел именно так. Но сегодня такая тусовка носит другое название – «Картонная ночь».

Фото: пресс-служба проекта

Может, это просто поколение, романтизирующее неизвестные ему детали советского быта. А может, действительно милый сердцу хлам — это повод поглубже заглянуть в себя, очутиться в атмосфере междусобойчика на не слишком чистой кухне с банкой огурцов на столе и вязаным половичком. По всему двору ТИАМа разбросаны мини-площадки, вместе которые носят смешное название «Теория хлама». Тут фотографируются, готовят кофе и бургеры, продают всякие мелочи, в разбитой машине «скорой помощи» играют в самодельную «приставку». Старый граммофон соседствует с разбитой плитой, советским телефоном и книжными полками. Сбоку по лесенке — «Связанная выставка» из ткани со своей историей, по дороге к ней — розовый картонный единорог. Надпись «Картонная ночь» снаружи, как и полагается, сделана на картонке.

В ТИАМе «Картонную ночь» презентуют как фестиваль молодежи и искусства. Современного искусства. Вряд ли сегодня большинство кампаний, гордо несущих в своих названиях слова contemporary art, до конца осознают, что это. Но тульскому музею это, пожалуй, удалось — посиделки творческой молодежи не выглядят принудительным и вымученным действом. Фестиваль начался как тусовка «все всех знают», но за пять лет к нему прильнул Тульский историко-архитектурный музей. Стало несколько больше контроля, но и побольше возможностей. Правда, полицейские и рамка металлоискателя у входа оказались не слишком приятным сюрпризом. Однако внутрь хранители порядка не лезут — тут территория творческого хаоса, музыки и дружеской болтовни.

И если картонные крылья — это крылья любви, то «Картонная ночь» — это для несколько неформальной молодежи про искусство, интересное и небанальное. И парит над всем этим инсталляция Марины Звягинцевой: капельница из полиуретановых труб на стене бывшей аптеки, которая «питает» город искусством. С наступлением темноты «культурная кровь» в капельнице заалеет и придаст дворику вид ночного клуба.

Фото: пресс-служба проекта

Корреспондент «МК» поговорил с Мариной Звягинцевой о том, как зрители и город контактируют с искусством.

Источник

0

Автор публикации

не в сети 6 месяцев

admin

0
Комментарии: 0Публикации: 7149Регистрация: 01-12-2016