Global Look Press

Москвичи, которые посетят кулинарные мастер-классы на фестивале «Московская Масленица», смогут научиться готовить 35 видов блинов и блинных блюд по старинным и современным рецептам. Об этом сообщили РИА «Новости» в оргкомитете цикла уличных городских мероприятий «Московские сезоны».

На бесплатных мастер-классах гостям расскажут, как печь блины всевозможных видов: с припеком, «боярские», свекольные, «красные» на опаре, яснополянские и многие другие, а также научат готовить блинные пироги, торты и запеканки. Это все то, чем славится русская Масленица — честная, широкая, пьяная, обжорная, разорительница, — народный праздник, занявший прочное место и в русской литературе.

Кулинарные школы откроются на Тверской площади, а также в Троицке и Зеленограде. В павильоне «Хлебный дом» на Тверской площади научат готовить блины по сборнику Елены Молоховец или по рецепту из поваренной книги Софьи Андреевны Толстой. Занятия проводят мастера из кондитерской «Просто сказка», которые адаптировали старинные рецепты под современные ингредиенты: необходимые продукты можно приобрести в любом супермаркете.

Программа кулинарной школы в Троицке посвящена традиционным рецептам блинов из Ростовской, Нижегородской, Калининградской, Орловской и Самарской областей. В Зеленограде гости праздника смогут не только научиться готовить блины, но и узнать о поговорках и легендах, связанных с ними, истории рецепта и кулинарных традициях старины.

Напомним, до 18 февраля на фестивале «Московская масленица» открыты 25 площадок в центре города, где можно будет поучаствовать в представлениях проводов зимы, мастер-классах и попробовать 170 видов блинов, в том числе из кедровой, гречневой, рисовой и черемуховой муки. Впервые организована доставка блинов на дом. Кроме того, на фестивальных площадках предлагают блюда по рецептам кухонь народов России и мира. Изюминкой этого года станут разноцветные блины, приготовленные с использованием натуральных красителей: свеклы, шпината и угля.

В рамках фестиваля в Москве выступят театры со всей России — номинанты и лауреаты премии «Золотая маска». Спектакли под открытым небом представят семь национальных театров из Якутии, Чувашии и Республики Марий Эл. А в кинотеатрах сети «Москино» — «Березке», «Искре», «Молодежном», «Салюте», «Сатурне», «Спутнике» и «Туле» — пройдут бесплатные показы отечественных фильмов «Конек-Горбунок», «Варвара-краса, длинная коса», «Майская ночь, или Утопленница», «Марья искусница», «Морозко», «Весна» и «Сибирский цирюльник».

Свято-Данилов монастырь вместе с общественным движением «Курский вокзал. Бездомные, дети» предлагает добровольцам поучаствовать в масштабной благотворительной акции «Добрая масленица», в рамках которой блины будут раздавать бездомным на московских вокзалах. Об этом рассказал ТАСС руководитель добровольческого движения и шеф-повар Данилова монастыря Олег Ольхов.

Ежедневно блины собирают в пункте помощи бездомным при московском храме Апостола Иакова в Казенной Слободе неподалеку от Курского вокзала. В дни масленичной недели их будут каждый вечер раздавать на вокзалах, а днем — в пункте помощи бездомным при храме. В день планируется кормить по несколько сотен человек.

Кроме того, собирать блины и угощать бездомных будут в Ангаре спасения на Николоямской. Этот пункт комплексной помощи бездомным находится на территории Синодального отдела по благотворительности. Добровольцы уже запустили в соцсетях флешмоб, публикуя фото свежеиспеченных блинов, которые они готовят в помощь нуждающимся.

Раздел «блины» также вводится в меню столовых, буфетов и кафе Администрации президента РФ, Дома правительства и российского парламента. Как рассказала ТАСС пресс-секретарь управляющего делами президента РФ Елена Крылова, на каждый день Масленичной недели разработан специальный ассортимент блинов. Так, во вторник там можно попробовать блин московский и оладушек творожный с изюмом, в среду — блинчик лимонный. В четверг в меню появятся «блин тещин» и блинчики с ветчиной и сыром, в пятницу — блинчики с мясом. К пшеничным и гречишным, дрожжевым и бездрожжевым блинам будут предлагаться всевозможные «гарниры», а на десерт можно выбрать блины со сгущеным молоком, с малиной и вишневым вареньем.

Кроме того, для разных столовых будут готовить разные блины. Так, в Госдуме испекут блинчики тонкие, блины с сыром и укропом, блинчики с творогом, мини-блинчики с марципаном, в Доме правительства — блинчики по-домашнему с мясом, яйцом, зеленым луком со сметаной, блинчики по-михайловски со сметаной, блинчики с творожным муссом и ванильным соусом, блины Шарлота, в Счетной палате — оладьи, блины царские с припеком из зеленого лука, блинчики фаршированные грибами и сыром, блины пшеничные с яблочным припеком, блинчики фаршированные черной смородиной. Цена одной порции блинов составит 25 рублей за кружевной блинчик до 75 рублей за блин с мясом. Госслужащие и парламентарии, которые не успеют пообедать блинами на рабочих местах, смогут купить их в магазинах-кулинариях «на вынос».

Антон Павлович Чехов. Рассказ «О бренности» (Масленичная тема для проповеди)

Надворный советник Семен Петрович Подтыкин сел за стол, покрыл свою грудь салфеткой и, сгорая нетерпением, стал ожидать того момента, когда начнут подавать блины…
Перед ним, как перед полководцем, осматривающим поле битвы, расстилалась целая картина… Посреди стола, вытянувшись во фронт, стояли стройные бутылки. Тут были три сорта водок, киевская наливка, шатолароз, рейнвейн и даже пузатый сосуд с произведением отцов бенедиктинцев. Вокруг напитков в художественном беспорядке теснились сельди с горчичным соусом, кильки, сметана, зернистая икра (3 руб. 40 коп. за фунт), свежая семга и проч.
Подтыкин глядел на все это и жадно глотал слюнки… Глаза его подернулись маслом, лицо покривило сладострастьем
— Ну, можно ли так долго? — поморщился он, обращаясь к жене. — Скорее, Катя!
Но вот, наконец, показалась кухарка с блинами… Семен Петрович, рискуя ожечь пальцы, схватил два верхних, самых горячих блина и аппетитно шлепнул их на свою тарелку. Блины были поджаристые, пористые, пухлые, как плечо купеческой дочки… Подтыкин приятно улыбнулся, икнул от восторга и облил их горячим маслом. Засим, как бы разжигая свой аппетит и наслаждаясь предвкушением, он медленно, с расстановкой обмазал их икрой. Места, на которые не попала икра, он облил сметаной… Оставалось теперь только есть, не правда ли? Но нет!.. Подтыкин взглянул на дела рук своих и не удовлетворился… Подумав немного, он положил на блины самый жирный кусок семги, кильку и сардинку, потом уж, млея и задыхаясь, свернул оба блина в трубку, с чувством выпил рюмку водки, крякнул, раскрыл рот…
Но тут его хватил апоплексический удар.

Антон Павлович Чехов. Рассказ «Глупый француз»

Клоун из цирка братьев Гинц, Генри Пуркуа, зашел в московский трактир Тестова позавтракать.
— Дайте мне консоме! — приказал он половому.
— Прикажете с пашотом или без пашота?
— Нет, с пашотом слишком сытно… Две-три гренки, пожалуй, дайте…
В ожидании, пока подадут консоме, Пуркуа занялся наблюдением. Первое, что бросилось ему в глаза, был какой-то полный благообразный господин, сидевший за соседним столом и приготовлявшийся есть блины.
«Как, однако, много подают в русских ресторанах! — подумал француз, глядя, как сосед поливает свои блины горячим маслом. — Пять блинов! Разве один человек может съесть так много теста?»
Сосед между тем помазал блины икрой, разрезал все их на половинки и проглотил скорее, чем в пять минут…
— Челаэк! — обернулся он к половому. — Подай еще порцию! Да что у вас за порции такие? Подай сразу штук десять или пятнадцать! Дай балыка.. семги, что ли?
«Странно… — подумал Пуркуа, рассматривая соседа. — Съел пять кусков теста и еще просит! Впрочем, такие феномены не составляют редкости… У меня у самого в Бретани был дядя Франсуа, который на пари съедал две тарелки супу и пять бараньих котлет… Говорят, что есть также болезни, когда много едят…»
Половой поставил перед соседом гору блинов и две тарелки с балыком и семгой. Благообразный господин выпил рюмку водки, закусил семгой и принялся за блины. К великому удивлению Пуркуа, ел он их спеша, едва разжевывая, как голодный…
«Очевидно, болен… — подумал француз. — И неужели он, чудак, воображает, что съест всю эту гору? Не съест и трех кусков, как желудок его будет уже полон, а ведь придется платить за всю гору!»
— Дай еще икры! — крикнул сосед, утирая салфеткой масляные губы. — Не забудь зеленого луку!
«Но… однако, уж половины горы нет! — ужаснулся клоун. — Боже мой, он и всю семгу съел? Это даже неестественно… Неужели человеческий желудок так растяжим? Не может быть! Как бы ни был растяжим желудок, но он не может растянуться за пределы живота… Будь этот господин у нас во Франции, его показывали бы за деньги… Боже, уже нет горы!»
— Подашь бутылку Нюи… — сказал сосед, принимая от полового икру и лук. — Только погрей сначала… Что еще? Пожалуй, дай еще порцию блинов… Поскорей только…
— Слушаю… А на после блинов что прикажете?
— Что-нибудь полегче… Закажи порцию селянки из осетрины по-русски и… и… Я подумаю, ступай!
«Может быть, это мне снится? — изумился клоун, откидываясь на спинку стула. — Этот человек хочет умереть! Нельзя безнаказанно съесть такую массу! Да, да, он хочет умереть. Это видно по его грустному лицу. И неужели прислуге не кажется подозрительным, что он так много ест? Не может быть!»
Пуркуа подозвал к себе полового, который служил у соседнего стола, и спросил шепотом:
— Послушайте, зачем вы так много ему подаете?
— То есть, э… э… они требуют-с! Как же не подавать-с? — удивился половой.
— Странно, но ведь он таким образом может до вечера сидеть здесь и требовать!
Если у вас у самих не хватает смелости отказывать ему, то доложите метрдотелю, пригласите полицию!
Половой ухмыльнулся, пожал плечами и отошел.
«Дикари! — возмутился про себя француз. — Они еще рады, что за столом сидит сумасшедший, самоубийца, который может съесть на лишний рубль! Ничего, что умрет человек, была бы только выручка!»
— Порядки, нечего сказать! — проворчал сосед, обращаясь к французу. — Меня ужасно раздражают эти длинные антракты! От порции до порции изволь ждать полчаса! Этак и аппетит пропадет к черту, и опоздаешь… Сейчас три часа, а мне к пяти надо быть на юбилейном обеде.
— Pardon, monsieur, — побледнел Пуркуа, — ведь вы уж обедаете!
— Не-ет… Какой же это обед? Это завтрак… блины…
Тут соседу принесли селянку. Он налил себе полную тарелку, поперчил кайенским перцем и стал хлебать…
«Бедняга… — продолжал ужасаться француз. — Или он болен и не замечает своего опасного состояния, или же он делает все это нарочно… с целью самоубийства… Боже мой, знай я, что наткнусь здесь на такую картину, то ни за что бы не пришел сюда! Мои нервы не выносят таких сцен!»
И француз с сожалением стал рассматривать лицо соседа, каждую минуту ожидая, что вот-вот начнутся с ним судороги, какие всегда бывали у дяди Франсуа после опасного пари…
«По-видимому, человек интеллигентный, молодой… полный сил… — думал он, глядя на соседа. — Быть может, приносит пользу своему отечеству… и весьма возможно, что имеет молодую жену, детей… Судя по одежде, он должен быть богат; доволен… но что же заставляет его решаться на такой шаг?.. И неужели он не мог избрать другого способа, чтобы умереть? Черт знает как дешево ценится жизнь! И как низок, бесчеловечен я, сидя здесь и не идя к нему на помощь! Быть может, его еще можно спасти!»
Пуркуа решительно встал из-за стола и подошел к соседу.
— Послушайте, monsieur, — обратился он к нему тихим, вкрадчивым голосом. — Я не имею чести быть знаком с вами, но, тем не менее, верьте, я друг ваш… Не могу ли я вам помочь чем-нибудь? Вспомните, вы еще молоды… у вас жена, дети…
— Я вас не понимаю! — замотал головой сосед, тараща на француза глаза.
— Ах, зачем скрытничать, monsieur? Ведь я отлично вижу! Вы так много едите, что… трудно не подозревать…
— Я много ем?! — удивился сосед. — Я?! Полноте… Как же мне не есть, если я с самого утра ничего не ел?
— Но вы ужасно много едите!
— Да ведь не вам платить! Что вы беспокоитесь? И вовсе я не много ем! Поглядите, ем, как все!
Пуркуа поглядел вокруг себя и ужаснулся. Половые, толкаясь и налетая друг на друга, носили целые горы блинов… За столами сидели люди и поедали горы блинов, семгу, икру… с таким же аппетитом и бесстрашием, как и благообразный господин.
«О, страна чудес! — думал Пуркуа, выходя из ресторана. — Не только климат, но даже желудки делают у них чудеса! О страна, чудная страна!»

Николай Семенович Лесков. Из повести «Железная воля»

— «На тебе блин и ешь да молчи, а то ты, я вижу, и есть против нас не можешь».
— «Отчего же это не могу?» — отвечал Пекторалис.
— «Да вон видишь, как ты его мнешь, да режешь, да жустеришь».
— «Что это значит «жустеришь»?
— «А ишь вот жуешь да с боку на бок за щеками переваливаешь».
— «Так и жевать нельзя?»
— «Да зачем его жевать, блин что хлопочек: сам лезет; ты вон гляди, как их отец Флавиан кушает, видишь? Что? И смотреть-то небось так хорошо! Вот возьми его за краечки, обмокни хорошенько в сметанку, а потом сверни конвертиком, да как есть, целенький, толкни его языком и спусти вниз, в свое место».
— «Этак нездорово».
— «Еще что соври: разве ты больше всех, что ли, знаешь? Ведь тебе, брат, больше отца Флавиана блинов не съесть».
— «Съем», — резко ответил Пекторалис.
«Ну, пожалуйста, не хвастай».
— «Съем!»
— «Эй, не хвастай! Одну беду сбыл, не спеши на другую».
— «Съем, съем, съем», — затвердил Гуго.
И они заспорили, — и как спор их тут же мог быть и решен, то ко всеобщему удовольствию тут же началось и состязание.
Сам отец Флавиан в этом споре не участвовал: он его просто слушал да кушал; но Пекторалису этот турнир был не под силу. Отец Флавиан спускал конвертиками один блин за другим, и горя ему не было; а Гуго то краснел, то бледнел и все-таки не мог с отцом Флавианом сравняться. А свидетели сидели, смотрели да подогревали его азарт и приводили дело в такое положение, что Пекторалису давно лучше бы схватить в охапку кушак да шапку; но он, видно, не знал, что «бежка не хвалят, а с ним хорошо». Он все ел и ел до тех пор, пока вдруг сунулся вниз под стол и захрапел.

Тэффи (Надежда Александровна Лохвицкая). Рассказ «Широкая масленица»

Из кухни несется чад, густой, масляный. Он режет глаза, и собравшиеся у закуски гости жмурятся и мигают.
— Блины несут! Блины несут!
Несут.
Но всем не хватит. Ваш сосед взял два последних, а вам придется подождать «горяченьких».
Но когда принесут «горяченьких», окажется, что большинство уже съело первую порцию — и прислуга начинает подавать опять сначала.
На этот раз вам достается блин — один, всеми отвергнутый, с драным боком и дыркой посредине.
Вы берете его с кротким видом сиротки из хрестоматии и начинаете искать глазами масло.
Масло всегда бывает на другом конце стола. Это печальный факт, с которым нужно считаться. Но так как со своим маслом приходить в гости не принято, то нужно покориться судьбе и жевать голый блин.
Когда вы съедите его — судьба, наверное, улыбнется, и вам передадут масло с двух сторон сразу. Судьба любит кротких и всегда награждает их по миновании надобности.
На самом почетном месте стола сидит обыкновенно блинный враль. Это просто-напросто хитрый обжора, который распускает о себе слухи, что он может съесть тридцать два блина.
Благодаря этому, он сразу делается центром внимания. Ему первому подают, его блины прежде других подмасливаются и сдабриваются всякими масленичными аксессуарами.
Съев штук пятнадцать-двадцать — сколько аппетита хватит — с полным комфортом, он вдруг заявляет, что блины сегодня не совсем так испечены, как следует.
— Нет в них чего-то такого, этакого — понимаете? Неуловимого. Вот это-то неуловимое и делает их удобосъедаемыми в тридцатидвухштучном количестве.
Все разочарованы. Хозяева обижены. Обижены, зачем много съел и зачем никого не удивил. Но ему все равно.
— Что слава? Яркая заплата на бедном рубище певца!
Он всех надул, поел, как хотел, и счастлив.
Еще несут «горяченьких».
Теперь, когда все сыты, вам дают сразу три хороших горячих блина.
Вы шлепаете их на тарелку и в радостном оживлении окидываете глазами стол.
Направо от вас красуется убранное зеленью блюдо из-под семги, налево — аппетитный жбан из-под икры, а прямо у вашей тарелки приютилась мисочка, в которой пять минут назад была сметана.
Хозяйка посмотрит на вас такими умоляющими глазами, что вы сразу громко закричите о том, что блины, собственно говоря, вкуснее всего в натуральном виде, без всяких приправ, которые, в сущности, только отбивают настоящий вкус, и что истинные ценители блина предпочитают его именно без всяких приправ.
Я видела как-то за блинами молодого человека великой души, который под умоляющим взглядом хозяйки сделал вид, что нашел в пустой банке икру и положил ее себе на тарелку. Мало того, он не забывал на кусок блина намазывать эту воображаемую икру и проделывал все это с такой самоотверженной искренностью, что следившая за ним хозяйка даже в лице изменилась. Ей, вероятно, показалось, что она сошла с ума и лишилась способности видеть икру.
После блинов вас заставят есть никому не нужную и немилую уху и прочую ерунду, а когда вам захочется слать — вас потащат в гостиную и заставят разговаривать.
Пожалуйста, только не вздумайте взглянуть на часы и сказать, что вам нужно еще написать два письма. Посмотрите на себя в зеркало — ну кто вам поверит?
Лучше прямо подойдите к хозяйке, поднимите на нее ваши честные глаза и скажите просто:
— Я спать хочу.
Она сразу опешит и ничего не найдет сказать вам.
И пока она хлопает глазами, вы успеете со всеми попрощаться и улизнуть.
А хозяйка долго будет думать про вас, что вы шутник.
Так чего же лучше?

Николай Васильевич Гоголь. Из поэмы «Мертвые души»

— Прошу покорно закусить, — сказала хозяйка.
Чичиков оглянулся и увидел, что на столе стояли уже грибки, пирожки, скородумки, шанишки, пряглы, блины, лепешки со всякими припеками: припекой с лучком, припекой с маком, припекой с творогом, припекой со сняточками, и невесть чего не было.
— Пресный пирог с яйцом! — сказала хозяйка.
Чичиков подвинулся к пресному пирогу с яйцом, и, съевши тут же с небольшим половину, похвалил его. И в самом деле, пирог сам по себе был вкусен, а после всей возни и проделок со старухой показался еще вкуснее.
— А блинков? — сказала хозяйка.
В ответ на это Чичиков свернул три блина вместе и, обмакнувши их в растопленное масло, отправил в рот, а губы и руки вытер салфеткой. Повторивши это раза три, он попросил хозяйку приказать заложить его бричку. Настасья Петровна тут же послала Фетинью, приказавши в то же время принести еще горячих блинов.
— У вас, матушка, блинцы очень вкусны, — сказал Чичиков, принимаясь за принесенные горячие.

Александр Иванович Куприн. «Юнкера»

Вчера еще Москва ела жаворонков: булки, выпеченные в виде аляповатых птичек, с крылышками, с острыми носиками, с изюминками-глазами. Жаворонок — символ выси, неба, тепла. А сегодня настоящий царь, витязь и богатырь Москвы — тысячелетний блин, внук Дажбога. Блин кругл, как настоящее щедрое солнце. Блин красен и горяч, как горячее всесогревающее солнце, блин полит растопленным маслом, — это воспоминание о жертвах, приносимых могущественным каменным идолам. Блин — символ солнца, красных дней, хороших урожаев, ладных браков и здоровых детей.

О, языческое удельное княжество Москва! Она ест блины горячими, как огонь, ест с маслом, со сметаной, с икрой зернистой, с паюсной, с салфеточной, с ачуевской, с кетовой, с сомовой, с селедками всех сортов, с кильками, шпротами, сардинами, с семушкой и с сижком, с балычком осетровым и с белорыбьим, с тешечкой, и с осетровыми молоками, и с копченой стерлядкою, и со знаменитым снетком из Бела озера. Едят и с простой закладкой и с затейливо комбинированной.

А для легкости прохода в нутро каждый блин поливается разнообразными водками сорока сортов и сорока настоев. Тут и классическая, на смородинных почках, благоухающая садом, и тминная, и полынная, и анисовая, и немецкий доппель-кюммель, и всеисцеляющий зверобой, и зубровка, настойка на березовых почках, и на тополевых, и лимонная, и перцовка, и… всех не перечислишь.

А сколько блинов съедается за Масленую неделю в Москве — этого никто никогда не мог пересчитать, ибо цифры тут астрономические. Счет приходилось бы начинать пудами, переходить на берковцы, потом на тонны и вслед за тем уже на грузовые шестимачтовые корабли.

Ели во славу, по-язычески, не ведая отказу. Древние старожилы говорили с прискорбием:
— Эх! Не тот, не тот ныне народ пошел. Жидковаты стали люди, не емкие. Посудите сами: на блинах у Петросеева Оганчиков-купец держал пари с бакалейщиком Трясиловым — кто больше съест блинов. И что же вы думаете? На тридцать втором блине, не сходя с места, богу душу отдал! Да-с, измельчали люди. А в мое молодое время, давно уже этому, купец Коровин с Балчуга свободно по пятидесяти блинов съедал в присест, а запивал непременно лимонной настойкой с рижским бальзамом…

Источник

0

Автор публикации

не в сети 6 месяцев

admin

0
Комментарии: 0Публикации: 7149Регистрация: 01-12-2016