Экс-министр проявил чудеса красноречия

Похоже, что вынесение приговора по делу экс-главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева, которое состоится 15 декабря, судье дастся непросто. Заключительный этап судебного состязания, который прошел в четверг, 7 декабря, в Замоскворецком районном суде, был похож на «литературный баттл». Улюкаев в проникновенной речи попросил прощения у народа, заявил о своем перерождении и пообещал стать защитником всех угнетенных «вне зависимости от того, как сложится его дальнейшая жизнь».

фото: mskagency.ru

Выступления прокуроров, некоторых адвокатов и, разумеется, самого подсудимого в этот раз можно было смело растаскивать на цитаты. Удачные сравнения, образы, обращения к фольклору, кинематографу и высокой литературе — всем этим просто изобиловали речи сторон. Но это то, что касается внешней части. До самой же сути, выступая с репликой, сначала попытался добраться прокурор Павел Филипчук.

— Сегодня у нас завершается рассмотрение по делу. Доводы, не буду повторять, исчерпывающие, — начал он, отметив, что «версия защиты не только несостоятельна, но и комична, так как подсудимый знал, что в сумке деньги и отлично понимал своего собеседника».

Следственный эксперимент на Софийской набережной, еще раз подчеркнул прокурор, был выполнен с соблюдением закона и прав подсудимого. При этом, заверил Филипчук, в действиях главы «Роснефти» Игоря Сечина не было злого умысла — и обращение в правоохранительные органы нельзя квалифицировать как ложный донос.

— Оценивая обстоятельства дела, сторона обвинения поставила ряд вопросов, на которые получила ответы. Вопрос первый: есть ли сомнение, что была взятка? Ответ однозначный и сомнений нет. Есть ли сомнение, что преступление было совершено Улюкаевым? Ответ тот же. Имела ли место провокация? Таких действий в отношении подсудимого не совершалось, — сказал Филипчук, «нажав» на тот факт, что инициатива взятки исходила от Улюкаева, который на саммите БРИКС на Гоа, приложив к лацкану пиджака два пальца, указал на размер причитающегося ему вознаграждения.

Прошлось в очередной раз гособвинение и по эксперту-лингвисту стороны защиты, которая ранее завила, что из лингвистической экспертизы нельзя сделать однозначных выводов, что Улюкаев понимал, что в сумке деньги. Позиция специалиста, уверен Филипчук, сводилась к знаменитой фразе:

— «Кто свидетель?» «Я свидетель! А что случилось?» — процитировал выступавший героя из советского фильма «Берегись автомобиля!».

Завершил же свое выступление прокурор также, по-советски патетично:

— На самом деле страшно, когда человек, имея все блага, с безупречной репутацией, встает путь, который заканчивается взяточничеством…

Затем в бой ринулся гособвинитель Борис Непорожный.

— Выступление стороны защиты на прошлом заседании не оставило мне шанса, — заинтриговал прокурор и в течение следующего получаса попытался «растоптать» позицию стороны защиты. Так, прокурор напомнил, что если бы экс-министр действительно думал, что в сумке вино, то сразу же об этом сказал бы сотрудникам ФСБ, которые блокировали его служебный автомобиль у ворот. Но о вине подсудимый, заверил прокурор, «вспомнил» только в помещении здания «Роснефти», где проводились следственные действия.

— По нашей версии, он знал, что в сумке, поэтому лишних вопросов не задавал, — сказал прокурор, отметив, что версия Улюкаева о хорошем вине «абсурдна».

Кроме того, заявил прокурор, версия о том, что Сечин якобы оговорил подсудимого, чтобы убрать потенциального критика по приватизации акций «Роснефти», также была придумана на ходу.

— На допросе Улюкаев говорил, что кому-то эта ситуация была выгодна. Я спрашивал: «Кому?». Он говорил: «Не знаю». И вот теперь он подумал и решил указать, кому, — сказал прокурор, уточнив, что подсудимый особо не распространялся насчет этой версии, так как «осознавал слабость озвученного».

«Апофеозом» выступления адвокатов, заявил гособвинитель, стало заявление защитника Дареджаны Квеидзе о том, что молодой прокурор в суде «тяжело тащил сумку» с деньгами, а преклонных лет Улюкаев не испытывал затруднений. Таким образом, адвокат усомнилась, что в сумке вообще были деньги.

— Это довольно несуразный довод, — сделав паузу, сказал прокурор. — Скажу только одно: своя ноша не тянет.

Затем выступили адвокаты Улюкаева. Самой яркой стала речь защитника Тимофея Гриднева. Он, как любит это делать, по полочкам разложил понятие «провокация». По его словам, провокация — это создание неких искусственных условий, при которых «получателя взятки активизируют против его воли». Так получилось и с Улюкаевым, который был вызван на Софийскую набережную «посмотреть офис».

— Приехал бы Улюкаев к Сечину, если бы Сечин ему не позвонил? Нет. Поэтому это именно провокация, — заключил Гриднев.

Адвокат также напомнил, как обращались с его подзащитным во время следственных действий на Софийской набережной:

— Улюкаев в течение семи часов не имел средств связи… Государственное лицо просто пропало с радаров. Это так легко у нас можно поступать с министрами? — возмущался адвокат.

Второй защитник Лариса Каштанова для характеристики гособвинения обратилась к поп-культуре: «Это дело похоже на слова из песни: «Я тебя слепила из того, что было, а потом что было, то и полюбила».

Ну и абсолютным победителем среди выступавших стал сам подсудимый.

— Насчет «сыра» и «масла». Со всей пролетарской ненавистью я хочу сказать суду, что с 2006 года я ежегодно отчитывался о налогах. Ни разу у специалистов не было ко мне ни замечаний, ни вопросов, — сказал он, и этап реплик сторон завершился.

Затем спустя пять минут мрачный, сосредоточенный Алексей Улюкаев вышел к трибуне с исписанными листами в руках.

— Уважаемый суд, я с самого начала говорил, что я категорически отвергаю все предъявленные обвинения. Следователи так и не представили достаточных доказательств… В отношении меня была совершена чудовищная и жестокая провокация… Потерпевший превращается в свидетеля, растворяясь где-то между Ханты-Мансийском и Римом, растворяясь, как растворилась и синергия от приватизации «Роснефти»! Только запах серы в воздухе остался, — сказал подсудимый и тут же одарил слушателей новой порцией чистых перлов:

— Процесс вызвал очень большой интерес публики. Похоже на цирк. Немолодой, пенсионного возраста гладиатор отмахивается картонным мечом, а публика сидит в удобных креслах и наблюдает. Палец вверх или палец вниз? Но не надо забывать про известную фразу: «Не спрашивай, по ком звонит колокол, он звонит по тебе». Он может зазвонить по каждому из нас.

Завершив с образами, Улюкаев уже простым слогом поблагодарил тех, кто его поддерживал, напомнил суду о детях и пожилых родителях, которым он нужен.

— И на нашей улице будет праздник, — подбодрил выступавший свою семью.

Затем он напомнил, что смеялся на прошлом заседании, но не потому, что, как могли многие подумать, сошел с ума.

— Крыша у меня не поехала, я вас заверяю… Человек смеясь, прощается с прошлым, — подвел к предстоящему сенсационному заявлению Улюкаев.

— И последнее. Я признаю себя виновным, — сказал подсудимый, замолчав на пару секунд.

В зале повисла гробовая тишина…

— Но не в тех абсурдных обвинениях. Я виновен в другом. Я старался делать свою работу хорошо и приносить пользу, но делал недостаточно. Я часто шел на компромиссы, крутился, лицемерил, любил получать подарки и сам это делал. Когда у тебя все в порядке, ты позорно отворачиваешься от чужого горя. Понимаешь это, только когда сам попадаешь в беду… Простите меня, люди. Я виноват перед вами. Как бы не сложилась моя дальнейшая судьба, остаток жизни я посвящу отстаиванию интересов людей, — сказал подсудимый.

Затем он поздравил всех с наступающим праздником.

— Будьте счастливы, живите долго! — с интонацией ослика Иа сказал подсудимый и ушел с трибуны.

— Приговор будет оглашен 15 декабря в 10:00, — холодным эхом отозвалось с судейской трибуны.

Смотрите видео по теме:
«Как Улюкаев просил прощения: видео последнего слова экс-министра из суда»

03:27

Источник

0

Автор публикации

не в сети 2 месяца

admin

0
Комментарии: 0Публикации: 7149Регистрация: 01-12-2016