Ученый проанализировал версию убийства Сергея Скрипаля

Британский премьер-министр Тереза Мэй заявила, что за отравлением экс-шпиона Сергея Скрипаля «с высокой вероятностью» стоит Россия. Назвала и средство, которым был отравлен разведчик — нервно-паралитическое вещество четвертого поколения «Новичок». Об этом веществе мы поговорили с химиком из засекреченного в прошлом отечественного института и перевели отрывок из книги Вила Мирзаянова, который первым обнародовал информацию о «Новичке».

фото: pixabay.com

История «Новичка» начинается в 1971 году, когда в Государственном научно-исследовательском институте органической химии и технологии начали разрабатывать сильнейшее, не имеющее аналогов в мире химическое оружие. И разработали: в начале 90-х авторы получили за боевое химоружие Ленинскую премию.

В то же время о нем узнает широкая публика: утечку формулы организовал бывший сотрудник ГНИИОХТа Вил Мирзаянов (сейчас проживает в США), о чем сам он в понедельник, сразу после заявления Терезы Мэй, и напомнил в соцсети: «Его химическая формула опубликована лишь в моей книге… Вашингтон приложил немало сил для ее уничтожения. Не достиг своей цели».

Как выяснилось, речь идет об издании „State secrets. An insider’ s Chronicle of the Russian Chemical Weapon’ s Program“ (Государственная тайна. Хроника секретной программы по разработке российского химического оружия). Наряду с Мирзаяновым в открытых источниках в Интернете упоминаются имена двух других ученых: Льва Федорова и Владимира Углева. Но все же именно Мирзаянову принадлежат публикации, связанные с секретным российским веществом.

Первой стала статья «Отравленная политика» в газете «Московские новости» от 1992 года, где он также рассказывает о «Новичке». Он, по версии Мирзаянова, разрабатывался в рамках проекта «Фолиант» и является бинарным химическим оружием, то есть таким, которое приводится в «боевое состояние» непосредственно перед применением (до этого его реагенты, которые, как правило, безопасны, содержатся отдельно друг от друга).

Однако сам химик Мирзаянов, по словам его бывших коллег, все же не входил в группу разработчиков «Новичка». Откуда же он мог знать про формулу? Этот вопрос я задаю химику с большим стажем, знакомым с Мирзаяновым.

— У нас в закрытых институтах так заведено: если одна лаборатория работает над каким-то веществом, об этом знают только сами действующие лица, — в соседней лаборатории даже не ведают, что творится за стеной, — отвечает мой собеседник. — Однако Вил Мирзаянов был хорошим хроматографистом — специалистом по разделению и анализу смесей веществ, а также изучению их физико-химических свойств, а значит, до него теоретически могла дойти секретная информация.

Источник

0

Автор публикации

не в сети 1 месяц

admin

0
Комментарии: 0Публикации: 7149Регистрация: 01-12-2016