20 февраля 2014 года я была в Киеве. Начала событий не застала: как и многие, я была обманута объявленным с вечера перемирием и появилась на Майдане только в начале девятого утра, когда людей уже отстреливали вовсю. Мне рассказали, что «Беркут» открыл огонь из автоматов у Октябрьского дворца. Чуть позже я увидела около десяти тел активистов, лежащих на земле возле Главпочтамта. В это время основную часть погибших и раненых сносили с Институтской улицы в гостиницу «Украина», в фойе которой был развернут госпиталь и которая была под контролем протестующих. Все входы в гостиницу тщательно охранялись самообороной Майдана, она была в кольце баррикад и фактически блокирована. Я смогла попасть внутрь только 22 февраля, после придирчивой проверки документов. Когда я была в гостинице, ее как раз обыскивали майдановцы в поисках снайперов: этаж за этажом, номер за номером. Никого, конечно, не нашли, но примечательно, что уже в это время пошли слухи, что снайперы стреляли из «Украины». На эту же мысль наводило и расположение тел на Институтской улице.

Я лично видела вооруженных сторонников Майдана 21 февраля на площади рядом с Михайловским собором. Группу из вооруженных гражданских и вооруженных милиционеров привез с Западной Украины нынешний генпрокурор Юрий Луценко. Я сфотографировала этих людей, и гражданские подтвердили мне на диктофон, что вооружены охотничьим оружием. Луценко также заявил мне в интервью, что милиционеры приехали со штатным оружием, а гражданские — со своим личным, на которое у них есть разрешения. Это была только одна группа, пообщаться с которой удалось мне лично. То, что оружие на Майдане было, зафиксировано также многочисленными фото- и видеоматериалами.

Поэтому сомнения в официальной версии появились в первые же дни после трагедии. Сначала предполагали, что это могли быть «профи» из стран НАТО. Но уже в апреле 2014 года генерал грузинской армии, бывший командир батальона «Пантера» Тристан Цителашвили сделал сенсационное признание: ему известны личности четырех снайперов, принимавших участие в расстреле людей на Майдане. «Эти люди — бывшие сотрудники контролируемой Саакашвили силовой структуры, — рассказал тогда генерал. — Прежняя власть тренировала их именно для таких дел».

После этого след «грузинских снайперов» надолго теряется. И только через три с половиной года итальянский журналист Джан Микалессин находит двоих из них в столице Македонии Скопье. Коба Нергадзе, Залоги Кварацхелия и их товарищ Александр Ревазишвили, чье местонахождение журналист решил не раскрывать, становятся героями документального фильма «Украина. Скрытые истины», в ноябре прошлого года показанного по итальянскому 5-му каналу. Это была настоящая бомба: грузины рассказали, как были завербованы в Тбилиси людьми из ближайшего окружения Саакашвили. Их направили в Киев, на Майдан, пообещав в качестве гонорара за «командировку» по 6 тысяч долларов. Первоначально им сказали, что они будут охранять митингующих от «Беркута». Однако по мере развития событий задачи менялись. 20 февраля им, как и другим наемникам, среди которых были люди разных национальностей, выдали оружие и боеприпасы и приказали стрелять одновременно по сотрудникам «Беркута» и по протестующим. Они утверждают, что приказ не выполнили, но видели, как стреляют другие.

В Киеве сейчас проходит судебный процесс над пятерыми бывшими «беркутовцами»: Павлом Аброськиным, Сергеем Зинченко, Александром Маринченко, Сергеем Тамтурой и Олегом Янишевским. По версии прокуратуры, они виновны в убийстве 48 человек. Адвокат Александр Горошинский на этом процессе защищает интересы Павла Аброськина и Александра Маринченко. В декабре 2017 года он встретился с «грузинскими снайперами» и провел их опрос. Коба Нергадзе и Александр Ревазишвили официально заявили о своей готовности дать по видеосвязи свидетельские показания в Святошинском суде Киева, где слушается «дело экс-беркутовцев».

Александр Горошинский согласился ответить на вопросы «МК».

Источник

0

Автор публикации

не в сети 7 месяцев

admin

0
Комментарии: 0Публикации: 7149Регистрация: 01-12-2016